«АРХИПАСТЫРЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОТОВ ПОМОЧЬ ВСЕМ, КТО ПРИХОДИТ К НЕМУ…»

Правящий архиерей Орской епархии, епископ Орский и Гайский Ириней ответил на вопросы журналиста Алексея Пичугина, знакомим читателей сайта с мнением владыки Иринея по некоторым вопросам церковной жизни.

– Владыка, что вы можете сказать о таком явлении современной церковной деятельности, как образование новых епархий?

– К этой тенденции отношусь положительно. Конечно, не только потому, что сам стал архиереем одной из новообразованных епархий. Главная цель этих преобразований в том, чтобы правящий архиерей стал по духу похожим на гостеприимного праотца Авраама, который готов принять каждого приходящего. Священное Писание свидетельствует, что искренняя готовность Авраама послужить ближнему удостоила его явления Святой Троицы. Увидев трех мужей в образе странников, он поклонился до земли и просил посетить его дом: «Владыка! Если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего» (Быт. 18, 3).

Каждый священник, а тем более архипастырь, должен быть близок людям, стать отцом для многих. Нужно сделать так, чтобы любой человек имел возможность личного общения со своим епископом. И каждому необходимо уделять внимание, независимо от его социального положения или еще чего бы то ни было. Особо это касается тех, кто находится в тяжелой ситуации из-за болезни или иных обстоятельств. Архипастырь должен быть готов помочь всем, кто приходит к нему с просьбой, вопросом или недоумением, радостью или печалью.

Таким образом, цель образования новых епархий – оживление жизни приходских общин и расширение возможности личного общения епископа с духовенством и мирянами.

 

– Хорошо. Но нет ли каких-либо опасений в связи с этой мерой?

– Некоторые полагали, что такие шаги предприняты для того, чтобы усилить контроль епископа над жизнью приходов. Т.е. в итоге – укрепить вертикаль власти. И, конечно, при рассмотрении только в таком ключе, преобразования воспринимались как не самый лучший и правильный подход.

Все – люди. У многих, к сожалению, есть не самые лучшие привычки, амбиции, чрезмерная склонность к лидерству, тщеславие и т.п. Если и новопоставленный архиерей не будет чужд подобному, то в итоге он рискует стать «маленьким» деспотом. С этим же связано множество нюансов. Так, иногда возникали опасения, что архиерей пожелает «достойно» отмечать юбилейные даты и большие церковные праздники, такие, как Пасха и Рождество. Но не для того, чтобы дать возможность встречи людей друг с другом, а устраивая личный прием, который в итоге сводится к подаркам и похвалам в его адрес. Подобное зачастую становится довольно тягостным бременем для предполагаемых участников. И это только один из моментов, которые могли смутить верующих.

Очень важно помнить, что нет более убедительной проповеди, чем личный пример.  Если будешь красиво и правильно говорить, но жить не по-христиански – это ужасно.

 

– А вы пользуетесь личными юбилейными датами как поводом для каких-либо встреч?

– Нет. Монахи не должны отмечать никаких дат. Они духом умирают для мира. Монах по сути – живой мертвец. Разве может мертвец что-то отмечать? Конечно, нет. И монах не может и не должен. У нас в епархии не отмечаю личных дат. Меня никто не беспокоит и не ищет.

В эти дни нужно уединиться и вспомнить, как прошел год, что успел выполнить из намеченных дел и что еще предстоит. Полезно перечитать тексты монашеских обетов, ставленнической присяги при рукоположении и церковные правила, касающиеся священнического служения.

 

– Как светские руководители смотрят на деятельность нескольких архиереев в одной области?

– Это очень важный вопрос. Иногда светское руководство перестает воспринимать епископа как единоличного носителя церковной власти во вверенной ему епархии. Не удивительно – ведь при одном губернаторе нередко в областях три, а иногда и более архиереев Русской Православной Церкви. Присутствуют на местах и католические епископы, и прочие инославные. Порой даже раскольники – руководители неканонических общин. И все они так или иначе взаимодействуют с высшим областным руководством. В таких ситуациях светские руководители начинают действовать по принципу «вас много – я один». Т.е. настоящий начальник – только сам чиновник и он же, исключительно лично, определяет, кому оказать поддержку в первую очередь, а кому отказать.

Иногда, в силу разных причин, кто-то из архипастырей становится ближе или более симпатичен губернатору и его помощникам. Не всегда это архиерей областного центра – митрополит. Если складывается такая ситуация, то она может усложнить и церковно-государственные отношения в митрополии, и отношения между архиереями.

Или имеют место хорошие отношения епископа с главой города – районного центра, а не с губернатором. При этом сами светские руководители не так близки, а порой их отношения и вовсе натянуты. Тогда в глазах губернатора епископ может стать «человеком главы города» или наоборот, для мэра – «человеком губернатора».

Подобных трудностей множество. Но все они, конечно, разрешимы с Божией помощью.

 

– Многие люди говорят, что в лице нынешнего епископа не узнают преемника апостолов. Поклоны, целование рук, снятие и одевание омофора и прочая суета создает вокруг архиерея некий «культ личности». Духовенство и прихожане в эти моменты мало молятся, ведь всё происходит во время службы. Как сами архипастыри относятся к этому?

– Мне очень жаль, что порой богослужение становится похожим на некое театральное действие. Плохо, если много внимания обращается на внешние действия, а помогающие в алтаре постоянно боятся ошибаться во время службы, чтобы не задеть чем-либо епископа. Ведь молитва, которая составляет саму суть богослужения, в эти минуты забывается. В данном случае могу сказать только одно – простите нас.

 

– Но на ваших службах этого практически нет. Стоит ли вам просить прощение?

– Да, стоит. Полезно еще раз напомнить о главном. Не люблю суеты во время богослужения. Печалюсь, если все вокруг бегают и стараются угодить мне, забывая о молитве.

Жаль, что епископу приходится почти всё время командовать во время Литургии, давать различные указания множеству помогающих. Всё это отвлекает от молитвы.

 

– Владыка, в Орске вы почти всегда служите без уставной встречи архиерея, а как в других местах?

– Хотелось бы сохранять простоту везде. Дай Бог, чтобы это было возможно. Со стороны действительно выглядит несколько странно. Посреди храма выносят облачения, одевают, кадят… Мне не очень близко всё это. Старюсь избегать. Долго ли смогу? Не знаю. Знаю, что не всем это нравится.

Тебя ждут люди, которые приходят задолго до службы, ты приходишь последним в храм и еще на 20 минут служба задерживается – ведь тебя в это время нужно облачать. Выходишь из храма первым…

Не люблю, чтобы на меня одевали мантию в алтаре, а у выхода из храма снимали. Для чего? Чтобы пройти в ней по храму? Не ради этого дана монаху мантия.

Надеюсь, что простят меня собратья архиереи за эти слова. Я говорю то, о чем думают и говорят многие миряне и священнослужители между собой, но не решаются предать огласке. Еще раз прошу простить всех нас.

 

– А что можно сделать в наши дни, чтобы вернуть доверие к Церкви, как это было в начале 1990-х годов? Тогда Церковь воспринимали как страдалицу, многие сожалели о годах гонений…

– Если сегодня имеет место критика или нападки на верующих, то надо смотреть на причину. Терпим ли мы оскорбления за веру во Христа Распятого или слышим заслуженную оценку наших поступков? Важно отделить одно от другого. Очень часто причиной недовольства становится расширение сотрудничества Церкви со светскими структурами и властью. Конечно, присутствие Церкви в разных сферах общественной жизни очень важно. Но оно должно быть обеспечено, прежде всего, миссионерски аргументированным диалогом, а не иными настойчивыми усилиями.

Полемика допустима. Сам Христос нередко вступал в дискуссии с фарисеями. Сама по себе полемика может быть иногда даже полезна, в то время как жесткие ограничения, вплоть до гонений, категорически недопустимы. Критика церковной жизни всегда будет присутствовать. Сам Христос сказал: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ин. 15, 18-20).

Следует быть предельно внимательными к самим себе, чтобы не давать повода для критики со стороны. Можно, и вполне нормально, давать оценку тем или иным обстоятельствам, явлениям – например, мнениям, фильмам, книгам и т.п. Но цензура или жесткие требования в отношении чего-либо не приведут к положительным результатам в наше время.

Выражая свое мнение в отношении чего-либо, порой не задумываясь можно привлечь внимание аудитории к тому, что ранее большинству казалось не представляющим интереса.

 

– Почему Церковь в Советском Союзе не разорили окончательно? Ведь многие руководители делали всё для этого. Вспомнить хотя бы Хрущёва с якобы его обещаниями «показать по телевизору последнего попа».

– Господь не допустил полного разорения, обстоятельства кардинально изменились.

Действительно, после прихода к власти Хрущёва в стране усилились гонения на верующих. 4 октября 1958 года было принято секретное постановление ЦК КПСС, касающееся «недостатков научно-атеистической пропаганды». Все партийные, комсомольские и общественные организации были обязаны бороться с «религиозными пережитками» и ужесточать условия существования религиозных общин.

В том же 1958 году были приняты Постановления «О монастырях в СССР» и «О повышении налогов на доходы епархиальных предприятий и монастырей».

Следующий удар был нанесен в 1961 году. Тогда была разработана секретная инструкция по применению законодательства о культах. В соответствии с ней служители культа не имели права вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность религиозных общин.

Представители власти занимались слежкой за верующими, доносительством. Зачастую чиновники грубо вмешивались в жизнь религиозных общин. Началось закрытие храмов и монастырей по решениям областных и краевых исполкомов. За участие в религиозных обрядах – Крещении, Венчании, отпевании – людей стали исключать из партии и комсомола и, как правило, из вузов и техникумов.

Именно к тому времени относится известное многим высказывание, приписываемое Хрущёву, с обещанием «показать последнего попа по телевизору».

В истории Вселенской Церкви не было таких масштабных и всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений, как в СССР в XX веке. В первые три века существования христианства гонения носили локальный характер и длились не более нескольких лет. Даже самое страшное гонение на христиан со стороны Диоклетиана и его преемников, начавшееся в 303 году, продолжалось около восьми лет. Гонения в Советском Союзе распространились по всей территории огромной страны и длились около века…

Слово Божие говорит: «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает» (Гал. 6, 7). Сам Господь обещал Своим последователям: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20). И Он не допустил, чтобы все храмы были разрушены.

Хрущёв был смещен. Его преемники были уже не столь категорично настроены против религии.

Церковь действительно не представляла существенной опасности для власти. Многие священнослужители были лояльны к ее представителям, а иногда в чем-то и поддерживали. Духовенство принимало участие в некоторых официальных мероприятиях.

Среди духовных лиц были фронтовики – люди выдающейся крепости духа, мужественные воины и подвижники. Примером может стать братия Псковского монастыря в послевоенные годы. Многие братия прошли войну, имели воинские награды, ордена и медали. Как можно не уважать таких представителей Церкви?

 

– Но что же делать в наше время?

– Убеждать.

Священнослужитель должен именно убеждать, а не стремиться заслужить авторитет подчинением. Забыть об исключительном положении себя как «власть имущего», отказаться от повелительного тона. Укреплять приходские общины храмов, уметь просить прощения у всякого человека. И, конечно, помнить мудрые слова Писания: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в них же несть спасения» (Пс. 145, 3).

 

 Беседовал Алексей Пичугин, журналист

вернуться