ОБЛИК СОВРЕМЕННОГО МОНАШЕСТВА И ЕГО СУЩНОСТЬ

 Управляющий Орской епархией епископ Орский и Гайский Ириней всегда открыт для диалога: владыка ежедневно отвечает на множество вопросов самых разных людей, уделяя особое внимание тому, что касается духовной жизни человека. Предлагаем вашему вниманию подборку ответов архипастыря на некоторые вопросы о монашестве – его духовной сущности, истории и современном состоянии.

– Чем нынешние монахи отличаются от подвижников первых веков?

Мы видим, что архитектура храмов, стиль написания икон различны в каждом столетии. Но какова бы ни была форма – неизменна суть: перед нами именно священные храмы и иконы. То же относится и к Церкви в целом, и к монашеству, как неотъемлемой ее части. Да, конечно, первые подвижники отличаются от нынешних иноков. За минувшие века монашество преумножалось и крепло, давая все новые и новые духовные плоды, удивляя разнообразием форм самоотверженного служения Богу. В наше время существует множество монашеских общин и обителей, которые, будучи едиными по сути, отличаются направленностью внутреннего устроения. Есть монастыри скитского, затворнического устроения, которые очень близки по духу первым обителям. Есть те, которые уделяют больше внимания миссионерской деятельности, благотворительности или пастырскому духовному окормлению мирян. Существует и ученое монашество. Каждый, чувствующий призвание к монашеству, должен очень ответственно отнестись к выбору той обители или общины, где желает подвизаться.

Столичные или городские монастыри, в силу обстоятельств, являются миссионерскими – здесь монахи принимают многочисленных прихожан и паломников, отвечают на вопросы, наставляют, проводятся духовные беседы…

В России довольно распространено и такое явление, как ученое монашество, хотя оно практически неизвестно на православном Востоке. Помню, что многие священнослужители других Поместных Православных Церквей удивлялись, узнавая, что тот или иной монах не подвизается в какой-либо обители, а принял постриг и несет послушание в духовном учебном заведении. Это не всем понятно. «Ты можешь нести послушание в духовной школе, – говорили они – но только, являясь монахом одной из обителей».

Ученое монашество уникально тем, что его очень трудно совместить с жизнью по уставу большинства монастырей. Тому, кто выбрал эту стезю, зачастую необходим особый режим труда и отдыха: должно быть время для подготовки к занятиям, выступлениям, научной работы. Такой ритм жизни действительно очень отличается от традиционного устроения обителей, которое направлено в целом на молитву и физический труд.

К сожалению, современное монашество почти полностью утратило традицию соборного выбора настоятеля. В наше время во главе монастыря стоит наместник, которого назначает правящий архиерей. Но монах при постриге вверяет себя, свою душу любимому старцу и дорогой обители. А если твоего наставника вдруг снимают с должности, назначают другого? А новоназначенный не имеет достаточного духовного опыта? В таких случаях инокам крайне трудно оказывать послушание назначенным «сверху» игуменам. Лучше, если наставника выбирают братия или сестры обители. Они его выбрали, они его и должны слушать.

Что главное в монашестве?

Суть монашества – в отсечении своей воли и молитве о себе и обо всём мире. Монах – тот, кто добровольно отрекается от своей воли, предавая свою жизнь всецело в руки Божии. Если не будет молитвы, то община – не монастырь, а все надуманное – рано или поздно потерпит крах. Если человек не стремится к молитве, не живет этим подвигом, то монашество – не его путь. Каждый должен понимать, на что идет. С принятием пострига монах призван стать «живым мертвецом». Ко всему в жизни он относится как к данному взаймы. У него нет прав, нет собственности, он лишь может принять то, что благословляется общине, разделяя со всеми трапезу, облачение, книги и т.п. Но все это не принадлежит кому-либо, оно именно общее.

Монах должен быть готовым и к унижениям. Он помнит и то, что в любой момент его могут удалить из монастыря. И, несмотря ни на что, свободы твоей никто не отнимает. В обители не держат силой – человек выбирает и подвизается сам. Потому что приносит обеты не игумену, а Богу.

Такое монашество – редкость. Но верю, что такие подвижники есть и будут. Именно такой монах становится живым примером для всех, усердно работая над собой, возрастая в «мужа совершенного» (см. Еф. 4:13). Рядом с таким монахом спасаются и многие другие люди.

Как понимать то, что монах «подобен Ангелам»?

Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Свет монахам– Ангелы, а свет для всех человек – монашеское житие».

Монах должен, прежде всего, стремиться уподобиться Спасителю. Христос в Гефсиманском саду молился: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (см. Мф. 26:39). Инок должен слушаться духовного наставника, по примеру того, как Иисус был послушен Отцу Небесному.

Монах должен стать похожим и на Ангелов, которые не имеют нужду ни в чем тленном. Он обязан стремиться стать подобным святым – нести сугубые подвиги молитвы и воздержания и возрастать в добродетелях, особо же, смирения и послушания.

Какие обеты дает монах, принимая постриг?

Принимая монашеский постриг человек дает обеты нестяжания, целомудрия и послушания.

Нестяжание – это добровольный отказ от всех земных благ, от всякой собственности.

Целомудрие, чистота – не сводится только лишь к безбрачию. Замечательное объяснение этого есть у митрополита Волоколамского Илариона. Он подчеркивает, что «целомудрие говорит о том, что человек должен „целостно мудрствовать“, то есть во всех своих поступках и помыслах руководствоваться мудростью, сходящей свыше, которая есть Сам Христос».

Послушание есть безусловное подчинение духовному наставнику – игумену.

Монашеские обеты приносятся единожды в жизни, они необратимы. Поэтому прежде, чем принять постриг, человек проходит «искус», т.е. живет в монастыре, разделяет общие труды, слушается духовных наставников. За послушником смотрят, готовят его к самому важному шагу в жизни. И лишь спустя время, часто немалое, человек получает благословение на постриг.

Кто может совершить монашеский постриг?

Постригать может любой священнослужитель, не только монах, но даже и простой диакон. При постриге ты Богу обеты даешь. Это твои личные отношения с Творцом, твой обет перед Богом.

Рукополагать в священный сан имеет право только епископ. Монаха же могут лишить священного сана, но не монашества.

Если кто-то из братии монастыря избирается епископом, как ему соблюдать послушание игумену? Ведь теперь он – начальствующий…

Правда, интересный вопрос. Читал, что в Константинополе в 1389 году при патриархе Антонии был создан собор, на котором обсуждался подобный вопрос. Собор постановил, что новоизбранный епископ частично освобождается от обетов. Он не должен заключать брак, он стремится хранить нестяжание, но обет послушания в изначальной полноте не исполняет. Будучи епископом, он не может у многих спрашивать, как ему поступать, но должен сам принимать решения. Таким образом, епископ освобождается от послушания игумену монастыря, в котором принял постриг пли подвизался до хиротонии.

Как быть священнику, если ему предложили принять епископство, но он женат? Ведь епископами могут быть только монашествующие. Имеет ли он право настаивать на том, чтобы супруга приняла постриг, как это положено по канонам?

По этому поводу действительно есть определенность – 48 правило Трулльского собора гласит: «Жена производимого в епископское достоинство предварительно разлучася с мужем своим, по общему согласию, по рукоположении его в епископа, да вступит в монастырь, далеко от обитания сего епископа созданный, и да пользуется содержанием от епископа. Аще же достойна явится: да возведется и в достоинство диаконисы» (Ап. 5, 51; I Всел. 3; IV Всел. 15; Трул. 12, 14, 30; Карф. 3, 4, 25, 70).

Итак, во епископа рукополагаются лица, принадлежащие к монашескому чину. И поэтому, если человек состоял в браке, то ему следует «по общему согласию разлучиться с женою». После его рукоположения жена должна поступить в монастырь, находящийся далеко от места служения епископа.

Толкователь канонов Православной Церкви Вальсамон так объясняет это: «Если они постоянно будут видеть друг друга, это могло бы напоминать им их прежние взаимные связи и совместное жительство, и таким образом разжигать любовь». Однако, епископ, в случае нужды должен обеспечить бывшую жену, принявшую постриг, содержанием.

Тут возникает вопрос, как быть, если супруга согласна расстаться и одобряет намерение мужа служить Церкви в сане епископа, но не готова к монашеству? Ведь по канонам никто не имеет права принуждать человека принять постриг. Зачем тогда жену священника, готового стать епископом, против воли отправлять в монастырь? Думаю, что каждый подобный случай, в силу исключительности, должен рассматриваться священноначалием отдельно. Каких-то «общих правил и формул» здесь быть не может.

Важно ли иметь духовного наставника?

Очень важно. Можно ли подниматься в гору без руководства опытного человека, который прошел этот путь и знает, что ожидает на вершине? Попытаться можно… что очень опасно.

Монашеская община крепка ее наставником, который сам прошел школу послушания духовному отцу. Духовный опыт передается от сердца к сердцу, лично от наставника к ученику. Поэтому духовники монашествующих сами должны были быть последователями опытных наставников.

Многие духовные наставники не имели священного сана, но у них был сильный дух. В первые века, например, священство и вовсе считалось несовместимым с монашеством. Преподобный Савва Освященный назван так после принятия им священнического рукоположения. Во времена его жизни это было явлением необычайным. Но свидетели его подвига радовались рукоположению, ибо сей муж «ходил… перед Богом» (ср. Быт. 5:22), всю свою жизнь посвятил Ему.

Можно ли принимать монашество по послушанию духовному отцу?

Нет, нельзя принимать монашество по послушанию духовному наставнику. Мудрый и настоящий духовник никогда не будет требовать чего-либо, а только советовать. Совет можно принять или отвергнуть. Лучше жалеть, что еще не воспринял ангельского образа, чем дав обеты, скорбеть об этом.

Сам, принимая решение о постриге, я и несу за это полную ответственность. Многие люди ошибались в выборе своего жизненного пути. Но это будет моя ошибка, не другого человека. Если же ошибка допущена кем-то другим, то монах не сможет быть в монастыре долго. В конце концов он может возненавидеть духовника, который заставил его принять постриг и не дал самому выбрать свой путь.

Монашество можно принять, только если ты готов отдать Богу всю свою жизнь, «войти сквозь тесные врата» (см. Лк. 13:24). Это очень трудный путь. И решение должен принимать человек сам, не под давлением кого-либо.

Принимать ли постриг, если есть сомнения?

Нельзя. Лучше подождать и не спешить. Постриг принимается раз и навсегда. Обратной дороги нет. Для этого следует быть в послушании у старца, что и станет началом монашеского пути. Рядом с духовным наставником, совершая молитву, человек утвердится в выборе. Он сам примет решение, а не другой за него.

Монашеский постриг – это таинство или обряд?

В чинопоследовании монашеского пострига о постригаемом сказано следующее: «Ты приступил к этому великому таинству». Таким образом, монашеский постриг – это таинство. В постриге, как и в Крещении, дается новое имя. Человек облачается в новые белые одежды, которые символизируют чистоту.

Могут ли у монаха быть друзья?

У монаха не может быть «своих», «чужих», врагов или друзей. Бог должен стать Другом и Своим для любого монаха, Его он должен прежде всех любить. Чем чаще монах говорит Богу о людях, тем ближе к Нему он будет.

Монах понимает, что его духовная родина – Небесный Иерусалим, в Горнее Отчество он и должен стремиться.





О проекте | Карта сайта | Контакты | Полезные ссылки | Наши баннеры