ПРАВОСЛАВНАЯ ИКОНА:
УТВЕРЖДЕНИЕ ВЕРЫ И ОТВЕТЫ СОМНЕВАЮЩИМСЯ

 

Однажды в дороге несколько молодых людей решили не проводить время пути праздно и читали Библию. Углубившись в чтение, они не сразу заметили подошедших к ним спутников, которые отвлекли их неожиданным вопросом: к какой из христианских общин они принадлежат? Молодые люди ответили, что они православные, чем удивили незнакомцев: для них показалось очень необычным, что православные люди так увлеченно читают Библию. Завязалась беседа, а затем и дискуссия о якобы «кумирах и идолах» в православных храмах, которым мы покланяемся. Обсуждение оказалось довольно оживленным и интересным.

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ ОБ ИКОНЕ

Чаще всего те, кто отвергает почитание икон, ссылаются на следующие отрывки Священного Писания:
– «Не сотвори себе кумира…»; «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли» (Исх. 20, 4);
– «Твердо держите в душах ваших, что вы не видели никакого образа в тот день, когда говорил к вам Господь на горе Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину, изображения какого-либо скота, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами, изображения какого-либо гада, ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, которая в водах ниже земли; <…> Берегитесь, чтобы не забыть вам завета Господа <…> и чтобы не делать себе кумиров, изображающих что-либо» (Втор. 4, 15-18, 23).
Эти строки Священного Писания действительно содержат строгий запрет «делать подобие», изображать что-либо для поклонения, как священному. Но в Библии есть и противоположные слова, указывающие на возможность подобных изображений. Приведем эти цитаты.

СВИДЕТЕЛЬСТВА СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ О ДОПУСТИМОСТИ ИЗОБРАЖЕНИЯ РЕАЛИЙ ДУХОВНОГО МИРА

– Во время бедствия израильтян в пустыни Господь повелел излить медного змия.
Об этом прочтем в книге Чисел: «И послал Господь на народ ядовитых змеев, которые жалили народ, и умерло множество народа <…> И пришел народ к Моисею и сказал: согрешили мы, что говорили против Господа и против тебя; помолись Господу, чтоб Он удалил от нас змеев. И помолился Моисей о народе. И сказал Господь Моисею: сделай себе (медного) змея и выставь его на знамя, и ужаленный, взглянув на него, останется жив. И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Числ. 21, 6-9).
Итак, Сам Бог сказал, что нельзя делать изображения гада (Втор. 4, 18) – и Он же повелевает излить медного змея. Следовательно, изображения все же допустимы.

– В таинственном видении нового Иерусалимского Храма Бог являет пророку изображения резных Херувимов.
Пророк Иезекииль возвещает: «От верха дверей как внутри храма, так и снаружи, и по всей стене кругом, внутри и снаружи, были резные изображения, сделаны были Херувимы и пальмы: пальма между двумя Херувимами, и у каждого Херувима два лица. С одной стороны к пальме обращено лицо человеческое, а с другой стороны к пальме – лице львиное; так сделано во всем храме кругом» (Иез. 41, 17-19).
Возвышая мысль к самому Престолу Божию, эти изображения превращали храм в высочайшее небо. Об этом и свидетельствует пророк.

– Над Ковчегом Завета – величайшей Святыней избранного народа – Бог повелевает сделать изображения Херувимов.
В книге Исход так передано указание Божие: «Сделай из золота двух Херувимов: чеканной работы сделай их на обоих концах крышки; <…> и будут Херувимы с распростертыми вверх крыльями, покрывая крыльями своими крышку, а лицами своими будут друг к другу <…> И положи крышку на Ковчег сверху, в Ковчег же положи откровение, которое Я дам тебе; там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух Херувимов, которые над Ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедывать чрез тебя сынам Израилевым» (Исх. 25, 18-22).
Херувимы на Ковчеге были скрыты от взоров завесой. Но на самой завесе были также вышиты Херувимы: «Скинию же сделай из десяти покрывал крученого виссона и из голубой, пурпуровой и червленой шерсти, и Херувимов сделай на них искусною работою» (Исх. 26,1).
Эти повеления указывают на возможность изображать духовный сотворенный мир средствами искусства.

– Перед изображениями Херувимов возжигали лампады и светильники, совершалось каждение.
Об этом также узнаем из книги Исход: «И вели сынам Израилевым, чтобы они приносили тебе елей чистый, выбитый из маслин, для освещения, чтобы горел светильник во всякое время; в скинии собрания вне завесы, которая пред Ковчегом откровения, будет зажигать его Аарон и сыновья его, от вечера до утра, пред лицем Господним. Это устав вечный для поколений их от сынов Израилевых <…> И сделай жертвенник для приношения курений, из дерева ситтим <…> И поставь его пред завесою, которая пред Ковчегом откровения, <…> где Я буду открываться тебе. На нем Аарон будет курить благовонным курением; каждое утро, когда он приготовляет лампады, будет курить им; и когда Аарон зажигает лампады вечером, он будет курить им: это – всегдашнее курение пред Господом в роды ваши» (Исх. 27, 20-21; 30, 1-8).

– По указанию Божию скиния и все ее принадлежности были освящены.
Когда же скиния была готова, Моисей получил Божие повеление: «И возьми елея помазания, и помажь скинию и все, что в ней, и освяти ее и все принадлежности ее, и будет свята; помажь жертвенник всесожжения и все принадлежности его, и освяти жертвенник, и будет жертвенник святыня великая; и помажь умывальник и подножие его и освяти его» (Исх. 40, 9-11).
Поскольку изображения Херувимов присутствовали на Ковчеге Завета и завесах, то освящались и они. То же совершается в православных храмах, когда духовенство освящает лики икон.

– Херувимы были сделаны и для украшения Иерусалимского храма.
Об украшении храма царем Соломоном повествуется в книге Царств: «И сделал (Соломон) в давире двух Херувимов из масличного дерева, вышиною в десять локтей <…> И поставил он Херувимов среди внутренней части храма. Крылья же Херувимов были распростерты, и касалось крыло одного одной стены, а крыло другого Херувима касалось другой стены; другие же крылья их среди храма сходились крыло с крылом. И обложил он Херувимов золотом. И на всех стенах храма кругом сделал резные изображения Херувимов и пальмовых дерев и распускающихся цветов, внутри и вне» (3 Цар. 6, 23, 28-29).
Важно отметить, что во дворце Соломона Херувимов не было (2 Пар. 9, 15-20; 3 Цар. 7, 1-11). Значит, это именно религиозные изображения, а не просто украшения. Такие же Херувимы были сделаны и для второго храма, построенного вместо разрушенного храма Соломонова (Иез. 41, 17-25). В этом храме был Христос, этот храм Христос назвал Своим домом (Мк. 11, 17).

Внимательно изучив свидетельства Священного Писания, мы видим, что культовые изображения были допустимы еще в Ветхозаветные времена. Они совершенно не препятствовали верующему народу и священнослужителям в молитвенном предстоянии пред Богом, более того – эти изображения являлись прямым Божииму казанием. Вывод достаточно очевиден: изображение священных реалий, духовного мира средствами земного искусства допустимо и никаких богословски обоснованных запретов для подобного творчества нет.
Тогда как же следует понимать запрет «не сотвори себе кумира», т.е. буквально «не делай кумира и никакого изображения»? К сожалению, люди часто довольствуются обрывками цитат из самых авторитетных источников, что порой сильно искажает первоначальный смысл. Дискуссии о «тварных кумирах» не исключение.
Прочтем более внимательно и вдумчиво 20-ю главу книги Исход и тогда увидим, что заповедь о недопустимости кумиров полностью звучит так: «Я Господь, Бог твой <…> Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Исх. 20, 2-5). И суть ее состоит вовсе не в буквальном запрете всякого изображения, что вело бы к уничтожению всей живописи, а в недопустимости представлять истинного Бога по образу языческих божеств, а также в предостережении от обожествления изделий человеческих рук. Этот смысл и выделяется указанием: «…Не поклоняйся им и не служи им» (Исх. 20, 5).
Язычники поклонялись тому, что «на небе вверху»: солнцу, луне и звездам; и, что «на земле внизу»: животным, гадам и пресмыкающимся. Именно такое поклонение строго запрещается избранному народу. Но к почитанию храмовых священных изображений эта заповедь отношения не имеет, потому что священные изображения никак не отождествлялись с Самим Богом, ибо всякий право верующий ясно осознает, что Творец превыше всякого творения. Крайне опасно и то, что, не имея изображений или икон, можно быть идолопоклонником, нося своего «кумира» в сердце…

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О ТОМ, ЧТО С ВЕТХОЗАВЕТНЫХ ВРЕМЕН БОГ ДЕЙСТВОВАЛ ЧЕРЕЗ СВЯЩЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

Так, к пророку Моисею Всевышний обращался: «Я буду открываться тебе <…> посреди двух Херувимов» (Исх. 25, 22).
От рукотворного изображения медного змия происходили исцеления обреченных на смерть израильтян во время их странствования по пустыни: «И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Числ. 21, 9).
Чудотворен был и Ковчег с Херувимами: при переходе через Иордан – воды расступились, когда их коснулись ноги священников, несших Ковчег (см. Нав. 3, 15), а после обнесения Ковчега вокруг стен неприступного Иерихона они рухнули (Нав. 6, 5-7).
Касаться святыни могли только Божии избранники, если же кто дерзал самочинствовать – следовали бедствия. В первой книге Царств повествуется о том, что в войну с филистимлянами израильтяне в надежде на сугубую помощь свыше, невзирая на запрет, взяли Ковчег Завета в бой. Однако битва была проиграна, а святыня попала в руки язычников, после чего бедствия постигли и филистимлян. Среди них разразилась сильнейшая эпидемия чумы. Признав в этом гнев Божий, язычники вернули священный Ковчег израильтянам (1 Цар. 4, 1-12).
За дерзновенное прикосновение к Ковчегу Завета был поражен сын левита Аминадава Оза. После победы над филистимлянами царь Давид пожелал перенести Ковчег Завета из дома Аминадава в Иерусалим. В торжественном перенесении Ковчега на новой телеге, которую вели Оза и Ахия, волы наклонили Ковчег. Оза простер руку, чтобы придержать его и взялся за него, и за это дерзновение был наказан от Бога мгновенной смертью (2 Цар. 6, 6-8, 1 Пар. 13, 7-11). Прикоснувшись к Ковчегу, Оза показал крайнее непочтение к святыне (см. Чис. 4,15). За свой поступок, который являлся вопиющим нарушением установлений о поклонении Богу, он был наказан смертью.
Гнев Божий касался всякого, кто не почитал святыни должным образом. Так, за святотатство погиб последний правитель Вавилонского царства Валтасар. В ночь взятия Вавилона персами на устроенном Валтасаром последнем пиру, он кощунственно использовал для еды и напитков священные сосуды, вывезенные отцом из Иерусалимского храма. В разгар веселья на стене появились начертанные таинственной рукой слова: «Мене, мене, текел, упарсин». Пророк Даниил истолковал надпись, в переводе с арамейского означающую: «Исчислено, исчислено, взвешено, разделено» – и расшифровал их как послание Бога Валтасару, предсказал скорую гибель ему и его царству. В ту же ночь Валтасар был убит (Дан. 5, 1-31).
Подводя итог внимательного изучения свидетельств Ветхого Завета о священных изображениях и образах, следует особо подчеркнуть, что самым первым священным образом Божиим был и является человек, которого Господь создал по Своему образу и подобию (Быт. 1, 26). Каждый из нас – живая икона Живого Бога. Есть замечательные слова митрополита Антония Сурожского об образе Божием в каждом человеке. В проповеди на праздник Торжества Православия Высокопреосвященный владыка сказал: «Каждый из нас – святая икона Божия. Бывают иконы оскверненные, попранные, изуродованные человеческой злобой; и эти иконы нам делаются так дороги, словно это иконы-мученицы; эти иконы нам хочется сберечь, окружить любовью, охранить, потому что они так пострадали от человеческой неправды… Так должны мы смотреть и друг на друга, когда человека изуродовал грех, когда человек ранен, когда так трудно в нем прозреть красоту и славу Божию; тогда-то нам надо глубоко вглядеться в этот святой и оскверненный образ, тогда-то надо приложить весь труд, всю любовь, все благоговение наше, чтобы эта икона, не на древе написанная, а в душе человека, в облике и в образе его, очистилась, исцелилась, вновь освятилась, стала иконой во славу Божию» [8].

СВИДЕТЕЛЬСТВО НОВОГО ЗАВЕТА ОБ ИКОНЕ

В Новозаветных Писаниях греческое слово «εἰκών», которое можно отождествить с русским «икона», встречается один раз – в книге Апокалипсиса. В пророчестве сказано, что Антихрист «чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, обольщает живущих на земле, говоря <…> чтобы они сделали образ зверя <…> и дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил, и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13, 14-15). Из этих слов следует вывод, что иконы будут почитаться христианами вплоть до последних времен, когда появятся лжеиконы, которыми враг рода человеческого устремится «прельстить если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24).
Кроме того, это пророчество является важным аргументом в пользу почитания икон: ведь если даже богоборческие духи способны сообщить свою силу какому-либо рукотворному образу, то тем более Всемогущий Бог силен даровать благодать Своим иконам.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ИКОНОПОЧИТАНИЯ ПЕРВЫХ ВЕКОВ

Древнейшие иконописные изображения относятся к первым векам существования Христианской Церкви. Так, на стенах римских катакомб встречаются изображения сцен из Священного Писания – например, Христа в образе доброго Пастыря, спасающего заблудшую овечку; приношение Авраамом Исаака в жертву (это событие стало прообразом пришествия Христа, взявшего на Себя грехи всего человечества). Распространенной находкой археологов, датируемой тем же периодом, являются изображения рыбы и якоря, символизирующие Самого Христа и Его спасительный Крест.
При раскопках засыпанного пеплом города Помпеи, погибшего в 79 году н.э., были найдены стенные росписи на библейские сюжеты и изображения креста [11, с. 133].
Изображения относятся ко времени апостольской, неискаженной Церкви. Вместе с Помпеей был погребен пеплом город Геркуланум, среди руин которого также сохранились священные христианские изображения. Эти города находятся всего в 10 км от Путеола, где по свидетельству Священного Писания проповедовал апостол Павел (Деян. 28, 13). Все это подтверждает, что уже в конце I – начале II века священные изображения почитались христианами.

ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНИЕ О ПОЧИТАНИИ СВЯТЫХ ИКОН

Икона вошла в жизнь Церкви естественно. Только при возникновении страшных гонений времен иконоборчества стало необходимым дать глубокие догматические обоснования почитанию священных изображений. Такие объяснения дал VII Вселенский Собор, участники которого именно обосновали икону как явление в духовной жизни, а не ввели ее в практику. Постановление Собора гласит: «Честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней» [7, с. 332].
Споры вокруг иконы затрагивали самые глубины христианского богомыслия – они касались вопроса о том, как соединились Божественное и человеческое начала во Христе. Иконоборцы утверждали, что человеческая природа Христа настолько растворилась в Божественной Его природе, что изображать Спасителя уже невозможно. Чему же тогда покланяются почитатели икон? Если неизобразимому Божеству Христову – это бессмысленно; если же Его человечеству, то такое поклонение относится к тому, что не есть Бог, а значит иконопочитатели – язычники и, кроме того, несториане, разделяющие природу Христа на две части.
Собор показал, что аргументация иконоборцев ведет к ложному представлению о Христе, к ереси – и потому осудил их. Право верующие христиане, по утверждению Соборного разума Церкви, покланяются Единой Богочеловеческой Личности Христа, обращаясь в молитве к Личности, а не к безличной природе. Об этом так свидетельствует преподобный Феодор Студит: «Христов образ есть Сам Христос, конечно, не по природе, а по имени, ради которого почитается» [5, с. 376].
Священные изображения напоминают о Боге и побуждают к молитве, они нужны человеку, чтобы возрастать усердием в молитвенном труде. Поэтому иконы присутствуют и в храмах, и в домах, и в иных местах, особо чтимых верующими. Перед ними возжигаются свечи и лампады, которые являются символом молитвы, знаком духовного устремления к Богу и напоминают о самом Божием водительстве каждого из нас.
Икона есть образ. Но образ можно создать не только красками – столь же ярко живописует и слово, и звук… Священное Писание также являет нам образ Божий, воплощенный словом избранных святых угодников. Можно уверенно утверждать, что Библия – это словесная икона. Поэтому преподобный Иоанн Дамаскин, обосновывая почитание икон, напоминает о почитании священных книг: «Поклоняемся, почитая книги, благодаря которым слушаем слово Его» [2, с. 230].
В молитве мы обращаемся к Живому, Личному Богу. И в той мере, в какой икона помогает нам обращаться к Личности Богочеловека, мы и приемлем ее. Икона как образ едина с Первообразом в имени, о чем также говорит преподобный Феодор Студит: «Всякая икона называется одним именем со своим первообразом» [3, с. 161]. Поэтому на канонических иконах всегда присутствует надписание имени изображенного.
При почитании иконы, честь воздается не веществу, а Тому, Кто изображен на ней. От образа восходим к Первообразу. Поклоняясь иконе, почитаем Самого Спасителя, ибо, по слову преподобного Феодора Студита, «образ Христов, на каком бы материале он ни был запечетлен, неотделим от Самого Христа; поэтому обоим – Христу и Его образу – подобает одна и та же честь» [4, с. 328].
Молитвенно мы взываем к Тому, Кто изображен на иконе. Глазами смотрим на образ, а умом устремляемся к Первообразу. По горячим молитвам Бог творит чудеса. Современный проповедник диакон Андрей Кураев поясняет: «Откуда свет в комнате? – Из окна. Является ли окно источником света для комнаты? – И да, и нет. Не окно производит свет, не оконное стекло создает свет, но через это окно и через это стекло свет, возникший за пределами комнаты, вливается в нее. Икона (как и Евангелие) и есть такое окошко» [10, с. 201].
Перед образом Богоматери мы молимся: «Пресвятая Дева! Проси Сына Твоего, Христа Бога нашего, о наших нуждах. Проси, ибо мы верим, что Бог по Твоему, Богоматерь, ходатайству (ведь первое чудо Спасителя было совершено по Ее просьбе в Кане Галилейской) исполнит нашу просьбу». Молитва перед иконой Божией Матери возносится не к образу, но к Ней Самой и Матерь Божия подает Свою помощь. Нередко – посредством образа, который становится чудотворным и служит прославлению Бога.
Икона не чудотворна сама по себе. Обилие благодати напоминает о том, что Бог совершает чудеса через священный образ по усердным молитвам верующих и ходатайству святых угодников о них. Чудотворения икон есть факт, многократно подтвержденный в истории Церкви. Поколения христиан укрепляются в вере и молитвенном подвиге, проливают покаянные слезы и прославляют Творца.
Поклонение как всецелое служение, несомненно, надлежит только Богу. Поклонение же как почитание, как воздание чести, возможно и по отношению к образу. Все, что дарует Бог человеку, что напоминает нам о Нем, достойно благодарения и почитания. Поклонения достоин только Сам Бог; Его образам мы воздаем должное благоговейное почитание.
Честь, оказываемая Христу, приемлется Богом Отцом. Подобно тому честь, оказываемая образу, восходит к Первообразу. Мы славим Бога, восхищаясь окружающим миром, ибо всё премудро Он создал. Библия, икона, Вселенная и сама природа человека свидетельствуют о Творце. Неверующему икона «Троица», написанная преподобным Андреем Рублевым, многое говорит о мастерстве иконописца; верующий человек, видя ее, благоговеет пред Тайной Триипостасного Божества…

ИКОНА В ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Велико значение иконы для каждого из нас. «Иконы требуются нашею природою, – пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский, – Может ли природа наша обойтись без образа? Можно ли вспомнить об отсутствующем, не вообразив его? Не Сам ли Бог дал нам способность воображения? – Иконы – ответ Церкви на вопиющую потребность нашей природы» [6, с. 374]. Человеку нужен образ Того, к Кому обращена его молитва. Нужен, чтобы не вообразить его самому и уберечься от прелести.
Итак, почитание священных изображений возможно. Иконы не противоречат библейским установлениям. Никто из пророков не укоряет иудеев за священные изображения в храме. Пророки запрещали изображать «других богов». Есть «скиния Давида» (Деян. 15, 16) и «скиния Молоха» (Деян. 7, 43), есть «Чаша Господня» и «чаша бесовская» (1 Кор. 10, 21). Если у язычников есть свои «чаши» – из этого не следует, что христианам надо отказаться от Чаши Христовой.
Однако важно знать, что недостаточно лишь смотреть на икону, прикладываться к ней, почитать ее, украшать – необходимо услышать Весть, которую она несет. Икона – это послание, проповедь, призыв. Икону называют окном в невидимый мир, она же и указатель на пути в этот мир.
На иконах Богородица указывает на Христа, Которого держит на руках, молитвенные жесты святых устремлены ко Господу, Спаситель воздевает благословляющую десницу, – все это для нас знаки на пути в Царство Небесное. Увидим ли мы их, примелем всем сердцем, последуем ли – во многом зависит от каждого из нас, от искренности и крепости веры человека, ее чистоты, неискаженности.
В завершение хотелось бы привести слова известного современного богослова митрополита Волоколамского Илариона: «В православной традиции икона занимает исключительное место. В сознании многих, особенно на Западе, Православие отождествляется прежде всего с византийскими и древнерусскими иконами. Мало кто знаком с православным богословием, мало кому известно социальное учение Православной Церкви, немногие заходят в православные храмы. Но репродукции с византийских и русских икон можно увидеть как в православной, так и в католической, протестантской и даже нехристианской среде. Икона является безмолвным и красноречивым проповедником Православия не только внутри Церкви, но и в чуждом для нее, а то и враждебном по отношению к ней мире. По словам Л. Успенского, «если в период иконоборчества Церковь боролась за икону, то в наше время икона борется за Церковь». Икона борется за Православие, за истину, за красоту. В конечном же итоге, она борется за душу человеческую, потому что в спасении души заключается цель и смысл существования Церкви» [9].

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Библия – М., 1992.
2. Преподобный Иоанн Дамаскин. Третье защитное слово об иконах. – Париж, Символ. 1987, № 18, с. 230.
3. Преподобный Феодор Студит. Послание 71. Императорам Михаилу и Феофилу. Послания. – М., 2003. Т .2, с. 161.
4. Преподобный Феодор Студит. Послание 201. Фадею. Послания. – М., 2003. Т. 2, с. 328.
5. Преподобный Феодор Студит. Послание 247. Виссариону. Послания. – М., 2003. Т. 2, с. 376.
6. Праведный Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. Слово 1304 – М., 2013. Т. 2, с. 374.
7. Определение святого великого и вселенского собора, второго в Никее (Деяния Вселенских соборов, изданные в русском переводе при Казанской духовной академии) – Казань: Центральная типография, 1909. – Т. 7.
8. Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Проповеди. Неделя 1-я Великого поста. Торжество Православия. // Электронная библиотека «Митрополит Антоний Сурожский» URL: http://www.mitras.ru/sermons/serm2.htm(дата обращения: 01.07.2019).
9. Иларион (Алфеев), митрополит Волоколамский. Богословие иконы в Православной Церкви – Доклад на международной научной конференции «Преподобный Андрей Рублев и русская иконопись» в монастыре Бозе (Италия) 15 сентября 2005 года. // Электронная библиотека «Азбука веры».
URL:https://azbyka.ru/po-obrazu-i-podobiyu#** (дата обращения: 08.07.2019)
10. Андрей Кураев, диакон. Протестантам о Православии. – Клин, 2006, с. 201.
11. Козаржевский А.Ч. Источниковедческие проблемы раннехристианской литературы (глава «Новый Завет в свете археологических открытий») – М., 2012, с. 133.





О проекте | Карта сайта | Контакты | Полезные ссылки | Наши баннеры